logo
 
?

где казино рф

Почему игорный бизнес в сознании россиян оказался прочно связан с негативом?

Почему в России так и не прижилась начавшая так динамично развиваться отрасль, приносившая так много налогов в региональные бюджеты и государственную казну. Ru Инне Новиковой рассказал заместитель исполнительного директора Российской ассоциации развития игорного бизнеса Самоил Биндер. Это бизнес, который с самого начала развивался вне государственных структур. За десять лет, что я проработал генеральным директором "Метелицы", мы пережили 600 разных проверок. Хотя бы потому, что в стране действовала совершенно прозрачная система налогообложения игорного бизнеса.

Получается, к нам приходили, в среднем, раз в пять дней. Она заключалась в очень простом определении: есть у тебя игровое оборудование, допустим, игровой стол, — ты должен за него заплатить 250 тысяч рублей в месяц. Стоит игровой аппарат — заплати 7,5 тысячи рублей в месяц, 100 автоматов — 750 тысяч рублей, и все.

Бывали случаи, когда в казино кабинетов не хватало, чтобы рассадить проверяющих. Мы не платили налоги на прибыль, на добавленную стоимость, налог с продаж.

Какой нам был смысл прятать какие-то заработанные деньги от налоговиков?

Вопрос второй, который прочно засел в головах россиян: кто же были владельцы этих казино?

Отвечу: уж точно не миллиардеры-мироеды, тех всегда тянуло в сибирские болота. Бытовало мнение, что те, кто занят в игорном бизнесе, живут уж слишком хорошо.

А раз так — пожалуйте-ка во Владивосток, вот вам Алтай, вот Калининград, Краснодар. — Мы, естественно, были категорически против, подготовили шесть собственных вариантов законопроекта.

Занималась этим наша ассоциация, она действовала от имени всех деятелей игорного бизнеса. — Во Владивостоке нет вообще ничего, на Алтае что-то пытаются сделать, в Калининграде тоже ничего.

Два наших законопроекта даже прошли в Думе второе чтение. В Краснодаре тогдашний губернатор Ткачев спустя три года поставил в чистом поле огромный ангар, туда понапихали игорного оборудования.

В этом месте нет ни инфраструктуры, ни структуры развлечений, пустота. — Естественно, все хотели, чтобы пришли иностранцы.

Один такой даже приехал, американец Адельсон, как он сам себя называет, самый богатый еврей игорного бизнеса. Вот только строиться он хотел в Раменском, раз нельзя это сделать в Москве.